• ЭИОС

Личности

Николай Николаевич Тобуроков

Нужно уважать и ценить культуру других братских народов.

ВЫДАЮЩИЙСЯ УЧЕНЫЙ РОССИИ

(к 80-летию Н.Н. Тобурокова)
NNT2.jpg


 

В конце октября 2012 года общественность республики отметила 95-летие активного участника Великой Отечественной войны, народного поэта Якутии Петра Николаевича Тобурокова. С тех памятных дней прошло четыре месяца. Теперь наступил черёд юбилея родного младшего брата любимца народа Петра Николаевича Тобурокова – 2 марта 2013 года исполнилось 80 лет талантливому ученому, доктору филологических наук, профессору Николаю Николаевичу Тобурокову. Поистине удивительно, что из одной семьи вышли два таких гиганта мысли. На самом деле тут ничего удивительного нет. Оба они получили качественное образование и вышли в люди только благодаря Советской власти.

Народ саха на протяжении своей истории выдвигал талантливых сыновей и дочерей, через их добрые имена, блистательные труды и дела, цивилизованный мир лучше и глубже узнавал о Якутии.

Особый успех в этом плане падает на XX век. Именно в тот период отечественной истории жили и творили выдающиеся представители якутской творческой и научной интеллигенции, громкими именами и чрезвычайно богатым интеллектуальным потенциалом которых гордится сегодня вся Якутия. Среди такой высоко талантливой плеяды ученых свое достойное место по праву занимает всеми нами глубоко уважаемый и сердечно почитаемый Николай Николаевич Тобуроков – истинный Учёный с большой буквы.

Биография Н.Н. Тобурокова типична для советских семей 30-х годов прошлого столетия. Родился он 1 марта в Оросунском наслеге Верхневилюйского района Якутской АССР. Он был младшим в многодетной семье. Благодаря благородному влиянию старших братьев и сестер еще до поступления в школу пристрастился к чтению. В 1940 году пошел в первый класс. Учился прилежно и охотно. Был одним из лучших учеников школы. В 1947 году окончил Намскую семилетнюю школу Верхневилюйского района и с ходу поступил в Вилюйское педагогическое училище. Четыре года пролетели незаметно.

В 1951 году Николай Николаевич с отличием закончил педучилище и по направлению Министерства просвещения ЯАССР поехал учителем в далекий Абыйский район, где его назначили учителем в Мугурдахскую семилетнюю школу.

Молодой учитель с активной жизненной позицией быстро завоевал доверие и уважение педколлектива и местного населения. Его любили ученики. В Мугурдахской школе поработал два учебных года. Последовало новое назначение. На этот раз Н.Н. Тобурокова назначили заведующим Крест-Майорской начальной школы. Он был неутомимым искателем чего-то нового, необычного не только в учёбе, но и обыденной жизни. Дети и население с Крест-Майор надолго запомнили новогодний вечер 1954 года. Благодаря пытливой задумке Николая Николаевича население села, и дети впервые увидели новогоднюю ёлку с самодельной гирляндой. То был необычный, светлый, радостный новогодний вечер.

Летом того же года Н.Н. Тобуроков поступил в Якутский педагогический институт. В 1956 в г. Якутске открывается Якутский госуниверситет, и Н. Тобуроков продолжил учебу на историко-филологическом факультете. Незаурядные его способности ярко проявились в годы учебы в Якутском госуниверситете. В студенческие годы он был признанным лидером молодежи. После второго курса ему назначили Сталинскую премию. Денежная составляющая была солидной – 700 рублей. После университета Николай Николаевич работает учителем, затем директором Хампинской средней школы Вилюйского района.

Если проследить за биографией Н.Н. Тобурокова, то в глаза сразу бросается его неукротимая жажда к знаниям, быстрый интеллектуальный рост. По всем канонам, личным высоким качествам Николай Николаевич был одним из самых ярких, одухотворенных людей своего времени.

Следующий этап его жизни – учеба в 1960-1964 годах в аспирантуре Якутского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР. Яркого, одаренного молодого научного работника не могли не заметить в высших эшелонах власти. В советское время талантливых людей ценили, давали им возможность проявить себя. Кадровая политика в то время была строгой, даже суровой, но справедливой. И вот Н.Н. Тобуроков в 30 лет становится инструктором Якутского обкома партии, а через пару лет, в 32 года, он уже заведует отделом науки и учебных заведений обкома. По тем временам он мог позитивно влиять на политику развития науки, образования и здравоохранения Якутии. И он оказывал это влияние весьма активно, в результате такого подхода наука, образование, здравоохранение получили ощутимую государственную поддержку, потому развивались для народа и во имя народа. За годы своей работы в обкоме партии Николай Николаевич в тесном контакте работал практически со всеми руководителями научных учреждений республики. Среди них академики Н.В. Черский, П.И. Мельников, ректор Якутского госуниверситета Г.И. Попов, министр просвещения ЯАССР Н.И. Шарин, министр здравоохранения ЯАССР П.А. Петров и многие другие. Таким образом, целых десять плодотворных лет (1964-1974 г.г.) отдал он партийной работе. Затем по своей личной инициативе перешел на научную работу.

Н.Н. Тобурокова назначают заместителем директора института языка, литературы и истории по науке. Директором работала одна их самых ярких дочерей народа саха, доктор филологических наук Е.И. Коркина.

Второе десятилетие (1974-1984 г.г.) Н.Н. Тобурокова весьма активно проходит в упорных и глубоких научных изысканиях.

В третье десятилетие (1984-1994 г.г.) работает на должности главного научного сотрудника ИЯЛИ. Затем в 1994 году по конкурсу избирается заведующим кафедрой якутской литературы. По настоящее время Н.Н. Тобуроков является профессором-исследователем СВФУ им. М.К. Аммосова.

Теперь, переходя от биографии жизни почтенного юбиляра, я хотел бы остановиться на нескольких уроках профессора Н.Н. Тобурокова.

Палитра научных изысканий Н.Н. Тобурокова необычайно широка. В его лице мы видим общепризнанного знатока и горячего пропагандиста литератур народов Сибири. Это первый урок Тобурокова – как нужно уважать и ценить культуру других братских народов.

Лауреат Государственной премии СССР, великий русский поэт А.В. Преловский при жизни совершил подлинный гражданский, нравственный, интернациональный подвиг, увековечив на века путем талантливого поэтического перевода на русский язык духовное богатство народов Сибири – их богатейшее эпическое наследие. Анатолий Васильевич высоко ценил вклад Н.Н. Тобурокова в эпический жанр хакасской, алтайской, тувинской, бурятской литератур и духовный мир других народов Сибири.

В самом деле, диапазон творческих поисков Н.Н. Тобурокова впечатляет. Нам кажется, что ему тесновато в пространстве якутской литературы, хотя оно, это литературное пространство, безбрежно, как небо. Ведь Н. Тобурокову принадлежат глубокие исследования якутского героического эпоса Олонхо и литературного творчества классиков якутской литературы, народных писателей и поэтов Якутии. Общеизвестно, насколько глубоко и компетентно занимался Н.Н. Тобуроков изучением вопросов зарождения и развития якутской дореволюционной литературы. Им всесторонне изучены произведения А.Е. Кулаковского, П.А. Ойунского, Эрилик Эристина, Н.Е. Мординова-Амма Аччыгыйа, Д.К. Сивцева-Суорун-Омоллона. И в последующие годы он не мог пройти мимо литературного творчества народных поэтов Якутии И. Гоголева, С. Руфова и других якутских писателей.

Неслучайно свою кандидатскую диссертацию Николай Николаевич посвятил творчеству одного из основоположников якутской советской литературы – Эрилик Эристина. В 1965 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук на тему: «Эрилик Эристин. Жизнь и творческий путь». В числе первых ему было присвоено высокое звание лауреата литературной премии им. Эрилик Эристина.

Тобуроков погружается в фольклорное море тувинской народной поэзии XIX века и Сибирского фольклора XVII-XX веков. Как крупный ученый, по словам А.В. Преловского, Николай Тобуроков глубоко и профессионально разбирается в фольклоре Сибири. Весьма знаменательны научные исследования выдающихся национальных писателей народов Сибири М. Баинова, Б. Укачина, С. Пюрбо, Д. Улзытуева и др. Ведь недаром Н.Н. Тобуроков в 1987 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Становление и развитие стихосложения в советской поэзии тюркоязычных народов Сибири». Это второй важнейший урок Тобурокова – как нельзя замыкаться только в рамках одной национальной литературы, а, наоборот, он доказывает, что нужно стремиться как можно шире и глубже к познанию сокровищницы мировой культуры, заложенной в самобытных литературах народов Сибири.

В литературе трудной и сложной областью, на мой взгляд, являются теория и практика стихосложения. А вот наш Николай Николаевич уверенно и со знанием дела давно работает в этой области. Третий урок Тобурокова – как нужно быть смелым и дерзновенным в научных поисках. Меня всегда приятно удивляет и поражает его поразительная эрудиция, необычайно высокая научная компетентность в любой области литературы и умение добиваться высоких конечных результатов в бесконечных лабиринтах научно-исследовательской работы.

Н.Н. Тобуроков заслуживает искреннего уважения за свою подвижническую деятельность. Он плодотворно и качественно трудится с молодыми литературоведами. Это и есть будущее литературного процесса, генеральная линия развития якутской литературы. Неоценимо высок вклад Н.Н. Тобурокова в подготовке молодых ученых-литературоведов. При непосредственном научном участии профессора Тобурокова был создан диссертационный Совет по защите докторских диссертаций при Якутском госуниверситете им. М.К. Аммосова по специальности «Литература народов России». И он же является председателем этого Совета. Это четвертый урок Н. Тобурокова – как нужно рационально использовать то драгоценное время, когда его так не хватает и когда искренне человеку так сильно хочется, чтобы в сутки было не 24 часа, а хотя бы 25. Надо сказать, что Н.Н. Тобуроков живет исключительно содержательной, богатой и примерной жизнью. Как научный руководитель подготовил 2-х докторов, 11 кандидатов наук. В период с 2004 по 2012 год в местной и центральной периодической печати опубликовал 118 статей. Легко назвать эти цифры, а сколько труда в них заложено – это впечатляет.

Не стану перечислять его научные труды. Он успешный доктор наук, профессор. Этим сказано всё. Отмечу его трудолюбие в подготовке книг и брошюр собственно литературного направления. За примером далеко ходит не стоит. Назову книги, изданные Н.Н. Тобуроковым после 2004 года:

1. «Саха литературата». X кылаас учебнига. - Дьокуускай, 2007 с. Эта книга составлена в соавторстве с к.ф.н. Филипповой Н.И.

2. «Саха литературата». XI кылаас учебнига. - Дьокуускай, 2007 с. Соавторы доктор фил.наук, Сивцева П.В., к.ф.н. Филиппова Н.И.

3. «Алампа». - Дьокуускай, 2004 с. Соавтор Семенова В.Г.

4. «П.Тобуруокап. Талыллыбыт айымньылар» (Избранные произведения). - Дьокуускай, 2010 с.

5. «О жизни и деятельности Афанасия Уваровского». - Якутск, 2001 г. Соавтор Васильев Ю.И.

6. «К 95-летию народного поэта Петра Тобурокова». - Якутск, 2012 г.

Николай Николаевич – на редкость обаятельный, вместе с тем внешне и внутренне красивый, духовно богатый человек. Он чрезвычайно скромен. У него добрая, чуткая и заботливая душа. Вот вам замечательный образ всесторонне развитого и талантливого во всем человека. Это пятый урок Николая Тобурокова – всегда оставаться самим собой, быть простым и скромным.

Николай Николаевич много времени уделяет увековечению памяти и литературного наследия своего выдающегося брата, народного поэта Якутии Петра Николаевича Тобурокова, видя в нем славу и гордость народа саха. Мне кажется, что о П.Н. Тобурокове, воине-победителе, героическом защитнике Сталинграда предстоит еще писать, издавать книги, монографии. Это веление времени. В этом плане в республике, к сожалению, мало что делается. Тут нужны внимание и поддержка органов государственной власти. Это шестой урок Тобурокова – каким нужно быть верным памяти, творчеству любимого народом великого поэта.

Н.Н. Тобурокова всегда отличают сострадательность и чувство справедливости к коренным малочисленным народам Севера. По сути дела, как интернационалист, он всю жизнь интересовался и интересуется тем, как живут северяне, в чем они остро нуждаются, как им чем-либо помочь. Искал постоянно среди них интересных, самобытных людей, в особенности из числа северной молодежи. Это седьмой урок Н. Тобурокова – как необходимо плодотворно жить заботами северных народов. В наше сложное, спрессованное время, когда каждый предоставлен самому себе, когда культивируется дух индивидуализма, широкая, щедрая душа большого ученого, человека с большим добрым сердцем – это, безусловно, исключение из насаждающихся правил поведения. Это седьмой урок Н. Тобурокова – неподдельное проявление сострадательности, чуткости и внимания к народам Севера. Это и есть настоящий урок доброты.

В лице Николая Николаевича Тобурокова мы видим настоящего рыцаря науки, ответственного, бескомпромиссного, сверхкомпетентного и справедливого. Это подтверждается присуждением ему в 1993-1995 годах стипендии Российского фонда гуманитарных наук для выдающихся учёных России.

Я не могу не выразить свою искреннюю личную признательность к глубокоуважаемому Николаю Николаевичу Тобурокову за его гражданское мужество. После расстрела Парламента России в октябре 1993 года он не побоялся открыто поддержать меня и более того написать монографию о моем творчестве. Как я могу забыть об этом?! Сердечная благодарность к нему всегда хранится в моем сердце и навсегда останется с моим малочисленным, но гордым эвенским народом.

Все-таки меня не покидает беспокойная мысль о том, что еще никем не написана добротная монография о самом нашем профессоре Н.Н. Тобурокове. Задатки и пробы в периодической печати есть, а вот солидной монографии пока что-то не видно. Вот где перед учёными-литературоведами предстает широкое поле для реализации этой благородной цели.

Николай Николаевич Тобуроков – примерный семьянин. Учась на III курсе ЯГУ, он встретил свою любовь в лице студентки русского отделения факультета Вали Родченковой. Весной сыграли студенческую комсомольскую свадьбу. С тех светлых задорных юношеских лет по настоящее время многоуважаемая Валентина Максимовна Тобурокова, доцент кафедры общего языкознания и риторики ЯГУ, является музой Николая Николаевича, верой и правдой деля с ним радости и трудности жизни.

Николай Николаевич Тобуроков неоднократно награждался Почётными грамотами органов государственной власти Республики Саха (Якутия), Академии наук Российской Федерации, медалями СССР «За доблестный труд в ознаменование 100-летия В.И. Ленина», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд в Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.», «Заслуженный ветеран Сибирского отделения Академии наук Республики Саха (Якутия)», медалью к ордену «За заслуги перед Отечеством» II степени. Н.Н. Тобуроков – почётный гражданин Чакырского наслега Чурапчинского улуса и села Оросу Верхневилюйского улуса.

От всей души поздравляю Вас, дорогой Николай Николаевич, с юбилеем и искренне желаю, прежде всего, крепкого здоровья, дальнейшего высокого творческого полета, могучего духа, новых впечатляющих научных открытий и пусть научная школа Тобурокова продолжает жить активной, созидательной, творческой жизнью! Благополучия и счастья Вам, дорогой друг и наставник, Вашей семье, родным и близким! Это так нужно всем нам и народу саха.


Андрей Васильевич Кривошапкин,

заместитель Председателя

Государственного Собрания (Ил Тумэн)

Республики Саха (Якутия), народный писатель Якутии (Якутск)



 

«Заветное слово» Н.Н. Тобурокова

В начале 2009 г. из печати вышел 160-страничный сборник статей Н.Н. Тобурокова «Избранные труды».

Писать о литературоведческой работе – задача по определению непростая, и вот по какой причине. Анализ литературного произведения по сути – оценка творчества писателя, и ставит перед собой задачи ответа на вопросы: о чем? Почему? Как? В свою очередь, оценивание работы критика предполагает ответы на вопросы: с какой точки зрения, какими методами и с какой целью он анализирует или оценивает произведение?

Сам Н.Н. Тобуроков о работах, вошедших в книгу, говорит как о наиболее ценных для него. В этом случае уместно их восприятие как «лебединой песни» или «заветного слова» литературоведа. Действительно, в сборнике четко прослеживаются два круга проблем, которые привлекали внимание и становились предметом интереса исследователя на протяжении долгого времени.

Во-первых, это вопросы зарождения якутской литературы и отношения в связи с этим к А.Е. Кулаковскому. Во-вторых, это вопросы развития якутской поэзии. Несмотря на то, что области эти тесно взаимосвязаны, различие их проблематики, методов и задач исследования определило и различие результатов, к которым приходит автор.

Исследование жизни и творчества А.Е. Кулаковского с первой четверти ХХ в., включающее в себя также анализ влияния советской идеологии на культуру и культурное наследие, социальные (рабочие, крестьяне, интеллигенция), национальные взаимоотношения, литературу и методы искусства, исследование роли личности в истории, на протяжении полувекового периода становилось предметом яростных споров выдающихся умов ХХ века.

У многих в то время не было возможности открыто и в полной мере высказывать свою точку зрения из-за идеологических ограничений, кто-то пытался найти другие способы и формы выразить свое мнение, кто-то был полностью солидарен с идеологическими установками, а с наступлением нового времени пришла свобода слова, но уже нет тех, кто сегодня мог бы высказать свои сокровенные мысли...

Н.Н. Тобуроков, вначале занимавший высокий пост в руководстве коммунистической партии республики, затем будучи заместителем директора Института языка, литературы и истории, занимаясь научно-исследовательской работой, лучше, чем кто бы то ни был, и не понаслышке знал характер и суть этих споров. Именно этим вызвано его стремление подвести итоги и поставить точку в спорах о положении и роли А.Е. Кулаковского в развитии якутской литературы. Не беря на себя ответственность оценивания этого стремления как верного или неверного, мы считаем необходимым остановиться на наиболее примечательных сторонах работы Н.Н. Тобурокова.

Прежде всего, детально исследована история вопроса об отношении к А.Е. Кулаковскому. То, что это будет имет важное значение для будущих исследователей данной проблемы, не вызывает никаких сомнений.

Во-вторых, дана оценка взглядам исследователей, занимавшихся этой проблемой, в чем проявилось стремление автора к объективному освещению этой сложной темы. Благо, что сегодня никаких ограничений к этому нет.

В-третьих, автор выражает уважение, даже пиетет к своим давним оппонентам. Порой это стремление сгладить острые углы, смягчить определенные воззрения препятствует восприятию и осмыслению каких-то фактов.

В-четвертых, работа состоит из нескольких уровней: исследуются факты из жизни А.Е. Кулаковского, его взгляды; рассматривается творчество А.Е. Кулаковского; оценка жизни, творчества, воззрений А.Е. Кулаковского якутскими исследователями, писателями; оценка этих взглядов Н.Н. Тобуроковым.

В-пятых, в качестве общего фона к оценке личности А.Е. Кулаковского, его трудов даны идеология того времени, ее требования и мораль. Это не только новизна работы Н.Н. Тобурокова, но и возможности, предоставленные нашим временем. Несомненно, что такой подход будет развиваться и углубляться последующими исследователями. Методология определения роли личности, повлиявшей на ход развития истории, жизни общества, требует объективного и верного исследования этой личности как человека своей эпохи. Основная ошибка исследователей советского времени заключалась в их стремлении давать оценку личности, ориентируясь на перспективу развития. Этим объясняются факты, когда кого-то превозносили, кого-то, напротив, несправедливо клеймили. Н.Н. Тобуроков стремится восстановить нарушенную справедливость и очистить эти пятна в истории якутской литературы.

В-шестых, основное значение работы Н.Н. Тобурокова заключается в его стремлении придерживаться исторической методологии в оценке как А.Е. Кулаковского, так и исследователей его жизни и творчества. Этот метод предполагает исследование развития и эволюции мировоззрения личности. В таком случае должно исследоваться не только мировоззрение А.Е. Кулаковского, но и его исследователей. Именно на это уделено основное внимание Н.Н. Тобурокова.

В-седьмых, основной идеей труда Н.Н. Тобурокова стало желание автора показать место и роль А.Е. Кулаковского в жизни якутского народа в развитии и какими они должны были бы стать в перспективе. В этом аспекте работа Н.Н. Тобурокова стала примером того, каким должно быть исследование исторической личности вообще. Это значение книги Н.Н. Тобурокова перерастает ее тематические рамки.

Теперь представляется необходимым сказать о предмете работы. В первой главе „История споров вокруг жизни и творчества А.Е. Кулаковского“ рассмотрены пять этапов. В 1920-1928 гг. при жизни А.Е. Кулаковского дана высокая оценка его деятельности, после его смерти объективно оценены его роль и место в якутской литературе.

Второй период – 1929-1937 гг. В эти годы, несмотря на обвинения А.Е.Кулаковского в буржуазно-националистических взглядах, признается его вклад в развитие якутской литературы, науки.

Третий период – 1938-1944 гг. Это годы, когда П.А. Ойунский был объявлен врагом народа, запрещены книги А.Е. Кулаковского и других передовых писателей, годы преследования и арестов их сторонников и защитников, годы репрессий. Н.Н. Тобуроков сюда включает выход двух взаимоисключающих указов обкома КПСС после обращения Г.П. Башарина с письмом о признании А.Е.Кулаковского „просветителем“ якутского народа.

Четвертый период – 1944-1956 гг. Выходит книга Г.П. Башарина „Три якутских реалиста-просветителя“, издается указ обкома КПСС от 16.10.1944 г., определивший на этот период отношение к А.Е. Кулаковскому: до 1952 г. появилась возможность высокого оценивания и публикации его трудов.

Однако споры вокруг личности А.Е. Кулаковского набирали все большую силу, и 6.02.1952 г. выходит постановление бюро Якутского обкома КПСС «О буржуазно-националистических извращениях в освещении истории якутской литературы», усилившее преследования писателей, представителей интеллигенции. Н.Н. Тобуроков этот период также связывает с П.А. Ойунским и завершает его реабилитацией.

Временные рамки пятого периода автором определены с 1957 г. и позднее. Он начинается с издания в 1957 г. книги А.Е. Кулаковского «Ырыа-хоһоон» - „Песни - стихи“.

Обзор этих периодов ясно показывает, что споры вокруг личности А.Е. Кулаковского, его творческой, исследовательской деятельности стали по сути выражением борьбы света с тьмой, правды с ложью. Протест против засилья идеологии советской эпохи в те годы воспринимается как яркая семицветная радуга, отраженная в капле воды. Н.Н. Тобуроков не ставит перед собой задачи осветить все факты такого протеста, а, скорее, раскрыть его глубинные причины. Возможно, этим желанием автора объясняется такая классификация периодов.

Хотя, на наш взгляд, возможно было бы выделение следующих периодов:

1920-1927 гг. – время терпимого отношения к интеллигенции;

1928-1943 гг.- годы усиливания классового расслоения;

1944-1951 гг. – объединение в годы войны народов и наций;

1952-1956 гг. – усиливается общественный раскол;

1957-1962 гг. – освобождение от культа личности; годы оттепели;

1963-1996 гг. – продолжаются споры прошлых лет.

С 1997 г. – время демократических свобод (упразднение указа обкома КПСС 1962 г.).

Такое определение периодов позволило бы наиболее полно раскрыть суть споров вокруг А.Е. Кулаковского, их основное смысловое содержание. Не вполне понятно, почему Н.Н. Тобуроковым не уделяется внимание упразднению указа обкома КПСС 1962 г.

На мой взгляд, в этой статье автора превалирует стремление раскрыть ошибки Г.П. Башарина. Возможно, оно было вызвано желанием и поставленной перед собой целью осветить результаты и последствия его работ, связанных с именем А.Е. Кулаковского. В действительности же Г.П.Башарин на протяжении всей своей жизни стремился отстоять и защитить имя А.Е.Кулаковского, а его „ошибки“, скорее всего, можно объяснить, с точки зрения условий того времени, невозможностью по-другому, открыто, выразить свою позицию и избранной в связи с этим особой „тактикой“.

К сожалению, оценивая это по прошествии времени, можем видеть, как и в простых вещах из-за влияния идеологии, ее присутствия во всех сферах жизни общества возникали борьба на пустом месте, неоправданные споры и вражда на этой почве. Сколько вследствие этой ненужной затраты усилий и сил не было сделано действительно необходимого, сколько творческих идей остались невоплощенными, а целей – недостигнутыми?! Не зря в народе говорят, что истина рождается в спорах, правда не тонет в воде. Именно благодаря таким людям, как Г.П. Башарин эти слова воплощаются в жизнь...

Вторая глава работы посвящена ранее неизвестным фактам из биографии А.Е. Кулаковского и их освещению в полной свободе от идеологических рамок. В основном они также раскрываются на основе тех периодов, о которых речь шла в предыдущей главе.

В третьей главе „Творчество Ексекюляха“ автор исследует художественные задачи А.Е. Кулаковского в изображении жизни, его художественные методы и писательское мастерство. В частности, Н.Н. Тобуроков решает задачу раскрытия роли А.Е. Кулаковского как основателя якутской литературы. Отказавшись от своих прошлых взглядов (см. с. 10): „Основываясь на лучших традициях русской классической литературы, А.Е. Кулаковский, А.И. Софронов стали зачинателями якутской литературы...“, - Н.Н. Тобуроков доказывает мысль о том, что А.Е. Кулаковский является основателем (см. с. 107), а А.Я. Уваровский – зачинателем якутской литературы. Исходя из мысли автора, необходимо уточнить: также, как А.С. Пушкин в русской классической литературе расценивается как основатель русского реализма, А.Е. Кулаковский является основателем якутской литературы, основанной на реализме.

Подводя итог рассмотренному, хотелось бы сказать, что статья Н.Н. Тобурокова, посвященная А.Е. Кулаковскому, станет весьма полезной будущим исследователям данной проблемы.

В сборник вошли четыре статьи, посвященные якутской поэзии: «Слово о П.А. Ойунском», «Поэзия советской эпохи», «Якутская поэзия нашего времени», «О поэзии» («П.А. Ойуунускай туһунан кэс тыл», «Үрдүк өрөгөйдөөх кэм поэзията», «Бүгүҥҥү күннээҕи саха поэзията», «Поэзия туһунан»).

По каждой из этих статей возникли следующие мысли.

В первой половине статьи, посвященной П.А. Ойунскому, убедительно раскрывается его роль как государственного деятеля в общественном развитии, государственном становлении Якутской республики; во второй половине решается задача освещения его вклада в развитие якутской литературы. Здесь не идет речь о «заветах»: эта статья является докладом, написанным в 1983 г. и посвященным юбилею П.А. Ойунского. В статье привлекают внимание и интерес следующие моменты:

1. Автор совершенно справедливо указывает на то, что П.А. Ойунский как выходец из беднейшего сословия якутского народа – хамначитов посвятил себя служению именно его интересам, которое стало для него своеобразной „религией“. Необходимо заметить, что именно ею могут быть объяснены некоторые допущенные им ошибки;

2. Н.Н. Тобуроков, вводя факты, свидетельствующие о достижениях новой власти, ее помощи якутскому народу,ставит задачу раскрытия вклада П.А. Ойунского и его соратников в развитие республики, их „правды“. Этот привлекательный момент способствует объективному осмыслению реалий действительности того времени. В целом, в связи с отсутствием прежде научного осмысления биографии П.А. Ойунского данная работа также может расцениваться как замечательный образец изучения биографии для будущих исследователей;

3. В статье исследование художественного метода П.А. Ойунского основывается на анализе художественных образов его произведений и приводит к весьма убедительным выводам.Действительно, П.А. Ойунским были введены совершенно новые образы, рожденные стремлением воздействовать на умы и души современников, особенностями эпохи. Таким образом, основной вывод автора заключается в том, П.А. Ойунский явился зачинателем якутской советской литературы, писателем, который ввел в литературу новый метод социалистического реализма;

4. Автор приводит следующие факты, свидетельствующие о вкладе П.А. Ойунского в развитие якутской литературы:

- им были созданы высокохудожественные произведения, основной идеей которых стали протест против угнетения и призыв к новой жизни;

- П.А. Ойунским были явлены замечательные примеры того, как в произведениях новой якутской литературы могут быть использованы традиции и художественные образы произведений устного народного творчества, олонхо, преданий, изобразительно-выразительные средства якутского языка;

- П.А. Ойунским, стоявшего у истоков якутской лирической поэзии, оставлено наследие раскрытия чувств лирического героя;

- оставив образцы использования интонации, приемов раскрытия в лирике душевных переживаний и чувств, П.А. Ойунский задал первому поколению якутских писателей высокую планку, тем самым повлияв на уровень их художественного мастерства.

Действительно, если сравнивать П.А. Ойунского с первыми якутскими писателями, он является писателем с ярким художественным стилем, его произведения отличаются с точки зрения тематики, идейного содержания и художественного отображения действительности своим жизнеутверждающим пафосом, новым звучанием. Основной особенностью и значением его творчества является то, что оно основывалось на художественных методах первых якутских писателей и произведений устного народного творчества, предаваемых некоторыми молодыми писателями забвению. Именно им адресовано предупреждение П.А. Ойунского, что такой путь может привести только к творческому тупику. Так и случилось. Н.Н. Тобуроков как исследователь поэзии подвел под прогноз П.А. Ойунского научное основание: якутская поэзия развивалась на основе законов аллитерации и синтаксического строя якутского языка. Эта особенность уходит корнями в исконные традиции словесного творчества якутского и тюркских народов. Развитие якутской литературы свидетельствует о том, что выдающимися поэтами своего времени становились те, кто выбрал правильное восприятие, осмысление и использование этих законов в своем поэтическом творчестве.

Поэзия помимо художественных особенностей призвана обладать глубоким содержанием. Огромное значение имеет ее способность воздействовать на умы и сердца современников. Этой проблеме посвящены три статьи сборника. В статье «Үрдүк өрөгөйдөөх кэм бэйиэсийэтэ» -„Поэзия советской эпохи“ автор рассуждает и делится своими размышлениями по поводу поэзии именно того времени. В связи с этим высказывается мысль о том, что признается творчество того поэта, который не повторяется, который высказывает новое и по-новому. О философском направлении в якутской лирике Н. Тобуроков отмечает, что это не дань прошлому, а явление именно той эпохи, отвечающее ее особенностям и отражающее их. Возражение Николая Николаевича на мои слова о том, что это явление в якутской поэзии носит скорее подражательный характер и является данью моде, имеющей преходящее значение (с. 126), заключалось в том, что, напротив, философская лирика – это свидетельство достижения якутской поэзией нового уровня, нового этапа своего развития. Возможно, это и так, однако требует основательного и убедительного доказательства. Исследовав поэтические произведения пятилетнего периода, Н. Тобуроков приходит к заключению о том, что уровень якутской поэзии в эти годы не снижался, были созданы поэтические произведения, отличающиеся своей новизной в художественном отношении, были определены новые направления развития якутской поэзии. Свое заключение автор объясняет изменением сознания советских людей, воспитанных на идеалах своего времени. В качестве иллюстрации приведены произведения, исполненные патриотического пафоса и любви к родине. Однако, если бы эта мысль была подкреплена сравнительным анализом произведений талантливых поэтов с точки зрения поэтического уровня, мастерства, было бы более убедительно.

Доклад Н. Тобурокова „Якутская поэзия нашего времени“ был посвящен съезду якутских писателей. Представляется целесообразным рассмотреть эту статью как работу, в которой представлен искусный метод анализа поэзии. Автор распределил поэтические издания этого пятилетнего периода на четыре группы: ранее не издававшиеся произведения, игнорировавшиеся по разным причинам; произведения поэтов старшего поколения; произведения среднего поколения поэтов, позднее получивших признание в качестве писателей; произведения начинающих поэтов.

Из первой группы рассмотрены художественное своеобразие, непреходящее значение поэзии Ивана Арбиты и Алампа.

Во вторую группу включены М.Ефимов, И.Гоголев, П.Тобуроков и др., в творчестве которых в концентрированной форме выразились художественное своеобразие, особенности современной якутской поэзии. Так, автор здесь говорит об изменении идейно-смыслового наполнения поэзии М. Ефимова, о верности традициям П. Тобурокова, о большей наполненности чувственным содержанием, страстью, об эмоциональной силе любовной лирики И. Гоголева, П. Тобурокова, по сравнению с поэзией молодых поэтов.

В третью группу вошли произведения авторов, в творчестве которых ярко проявились состояние современной поэзии, ее художественный уровень и идейно-художественное содержание: В. Босяка, Х. Горохова, К. Уткина, Дм. Софронова, И. Мигалкина, Сиэн Кынат, Н. Чуор, И.Горного, В.Баргачаана, Н.Дьяконова, В.Сивцева, В.Дедюкина, М.Кёлбён, А.Михайлова, Соф.Осипова, Н.Харлампьевой, А.Парниковой-Сабарай Илгэ, Умсууры, Саргылааны Гольдеровой, Сайа, Венеры. Этих поэтов автор характеризует как поэтов, отказавшихся от идей прошлого, отображения каких бы то ни было политических высказываний в пользу вечных ценностей, воплощающих в своих произведениях в художественной форме дух народа, национальной культуры, стремящихся к искреннему выражению в своей поэзии подлинных чувств.

В четвертой группе дан обзор произведений около 180 начинающих поэтов. При этом автор говорит о двух распространенных ошибках молодого поколения: излишнее стремление к новизне и практическое отсутствие образного языкового воплощения авторской идеи.

К перспективным поэтам Н.Н. Тобуроков здесь относит А. Парникову (она была названа в предыдущей группе), Н. Литвинцева, В. Алексеева, С.Юмшанова, С.Капитонова, Р.Данилова, В.Стручкова, И.Сыроватского, Хара Лаанкы, В.Ушницкого, И.Дмитриеву (пишет на русском языке).

Многие из названных поэтов весьма условно могут быть отнесены к молодому поколению поэтов.

Несмотря на то, что в данной статье представлен доклад, в свое время посвященный съезду и потому цель и задачи его другие, нежели собственно литературоведческое исследование, в нем в качестве постановки проблемы сформулированы весьма важные для исследователей поэзии вопросы, определяющие направление и предмет исследования.

Статья Н. Тобурокова „О поэзии“ представляет собой анализ сборников, рассмотренных в предыдущих статьях, но была написана позднее. В ней рассматривается развитие жанров в якутской поэзии и выражены мысли, которые не были высказаны в свое время. В связи с жанровым развитием в якутской поэзии рассмотрены произведения отдельных поэтов.

Так, с жанром поэмы, его возникновением и развитием, а также с возникновением совершенно новых подвидов этого жанра связаны имена Р. Багатайского («поэма-раздумье» - «санаа-бэйиэмэ», «поэма-память» -«ахтылҕан-бэйиэмэ», „?“ «көрдүгэн-бэйиэмэ»), Н.Босикова («поэма-рассказ» - «кэпсээн-бэйиэмэ»), Саргы Куо («Дева-береза» - «Хатыҥ кыыс», «Сестры» «Эдьий уонна балыс»), Б.Дедюкина («Изобильный снег» «Быйаҥ хаар», «поэма-симфония» «симфония-бэйиэмэ»), Натальи Харлампьевой («Короткие поэмы» «Кылгас поэмалара», ироническая поэма «И снова о любви» «Эмиэ таптал туһунан»), Уйусхааны («Олонхо-сновидение» «Түүл-оло ҥ хо»), Куорсуннаах («психологическая поэма»).

В статье рассматривается и жанр сонета, прочно закрепившийся в якутской поэзии, и названы имена поэтов, сыгравших в этом определяющую роль: если творить в этом жанре начинали И.Гоголев, В.Миронов, Р.Багатайский, А. Вилюйский и др., то сегодня национальный колорит вдохнули в этот жанр С.Юмшанов, А.Илларионов, В.Сивцев.

Малые поэтические формы – стихотворения, состоящие из 3, 4, 8 строк, были введены И. Гоголевы, С. Даниловым и получили свое развитие в творчестве Айталыына, Н. Дьяконова, Нюсюлгэн. Жанр эпиграммы, сатирических стихотворений освоен С. Руфовым. Таким образом, произведенный обзор убеждает в том, что в якутской поэзии весьма активно протекают процессы жанрового обогащения новыми формами, развития уже существующих жанров.

Н.Н. Тобурокова как исследователя якутской поэзии радует то, что в творчестве таких поэтов, как Сандаарыйа, Наум Платонов, Р.Еремеев, К.Васильева, Идэлги, Г.Кобяков и др., вводятся и развиваются новые стилистические тенденции, изобразительно-выразительные языковые средства и поэтический строй. Примеры этого читатель может видеть в любовной лирике Н.Чуора, Хара Лааҥкы, Сайи, Саргы Куо, Н.Харлампьевой.

Если в предыдущих статьях Н. Тобуроков тот факт, что поэты перестали обращаться в поэтическом творчестве к идеологии и политике и связанным с ними злободневным вопросам, расценивает как качество зрелости поэта, то в этой статье автор упрекает поэтов в отсутствии интереса к этим вопросам, стремления к поэтическому воздействию на жизнь современников. Также исследователя огорчает недостаточное количество детских произведений, переводной литературы (с якутского на русский, с русского на якутский языки).

В целом, по исследованиям Н. Тобурокова четко виден его масштаб как поэтического критика-литературоведа. Даже фрагменты обзорного характера позволяют судить о том, насколько верны его прогнозы о развитии литературы, насколько сильно развита его интуиция как ученого-исследователя. Именно поэтому его работы одинаково ценны как для читателя, так и для художника. Художник, только основываясь на знании традиций прошлого, может сотворить что-либо действительно новое и ценное. Читателю для восприятия художественно нового необходимо обладать определенными знаниями.

„Избранные труды“ Н. Тобурокова без всякого сомнения воспринимаются как яркое явление в литературной критике. Прежде всего, это вызвано тем, что автор – свидетель и современник развития и эволюции отношения к вопросам возникновения якутской литературы и литературному наследию. Это ценный материал для осмысления исторических фактов, в то же время предоставляющий возможность и повод для серьезного обсуждения обозначенных в книге проблем.

С другой стороны, в книге рассмотрено развитие поэтического стиля, художественных средств и жанров якутской поэзии начиная с А.Е. Кулаковского, П.А. Ойунского до наших дней, что предоставляет богатые возможности для целостного, системного исследования развития якутской поэзии. Это, в свою очередь, имеет непреходящее, на наш взгляд, значение для вдумчивого читателя, давая повод для многих размышлений.

Поэтому-то мы и считаем справедливым определение этой работы Н.Н. Тобурокова как его „заветного слова“.

Пер. Г.С. Соломоновой

Использованная литература

1. Башарин Г.П. Три якутских реалиста-просветителя. – Якутск: Госиздат ЯАССР, 1944 – 141 с.

2. Кулаковский А.Е. Ырыа-хоһоон, ч. 1—2, Дьокуускай, 1924 – 25 с.

3. Кулаковский А.Е. Ырыа-хоһоон. - Дьокуускай: Кинигэ кыһата. - 1946 – 320 с.

4. Тобуроков Н.Н.Өксөкүлээх Өлөксөй олоҕун уонна айар үлэтин үрдүк үөрэх кыһатыгар үөрэтии. – Дьокуускай: Кудук, 2001. – 110 с.

5. Тобуроков Н.Н. Проблемы сравнительного стиховедения: (На материале совет. поэзии тюркоязыч. народов Сибири)/ АН СССР. Сиб. отд-ние. Якут. ин-т яз., лит. и истории. — М.: Наука, 1991. – 178 с.

6. Тобуроков Н.Н. Сибирью рожденные: (Очерки о поэзии народов Сибири). — Якутск : Нац. кн. изд-во Респ. Саха (Якутия), 1992. – 147 с.

7. Тобуроков Н.Н. Талыллыбыт үлэлэр: ыстатыйалар. — Дьокуускай: Бичик, 2009. – 159 с. 


Филиппов Гаврил Гаврильевич, доктор филол. наук, 

профессор ИЯКН СВ РФ СВФУ им. М.К. Аммосова



 

О СРАВНИТЕЛЬНОМ ИССЛЕДОВАНИИ ПОЭЗИИ ТЮРКОВ СИБИРИ


В 80-ые годы ХХ века проф. Н.Н. Тобуроков фундаментально исследовал якутскую, бурятскую поэзию и поэзию тюрков Сибири. В трудах, изданных в 1985 и 1991 годах, он первый из якутских писателей системно использовал экспериментальные методы для комплексной оценки структуры, содержания и интонации стиха. Комплексный подход раскрыл, что сила художественного слова, особенно поэтического, и всех его оттенков проявляются в звучащей речи. Так труды Николая Николаевича «Якутский стих» и «Проблемы сравнительного стиховедения» открыли новое направление в исследовании теории стиха.

Безусловно, основы сложившейся теории всегда стабильны, устойчивы. Внести в них какое-то новое течение или изменения, поправки – задача не из легких. Но развитие жизни требует от науки новизны, которая и была заложена в трудах Н.Н. Тобурокова: они не только дополняют друг друга, но и раскрывают необходимость обновления подходов, сложившихся в тюркской литературе.

Во-первых, в сибирской поэзии, в отличие от русской, система стихосложения основывается на слоговом сингармонизме, и, по мнению академиков В. В. Радлова, Ф. Корша, стихи на тюркских языках создаются в рамках семислоговой строки. И уровень художественности произведения определяется не только зависимостью ритмики стиха от количества слогов, но и его идеей, эстетикой, содержанием.

Детально проанализировав методологию требований к стихосложению, Н.Н. Тобуроков отмечает, что уровень развития стихосложения тюркских народов Сибири позволяет проводить их сравнительное исследование. По требованиям науки того времени, политически идеологизированной, формы и содержание стиха рассматривались в рамках соцреализма. Но и тогда Николай Николаевич сумел убедительно доказать, что по истечении времени в стихах, созданных на многих языках, возрождается обновление

этого метода. Например, анализируя стихи якутов И. Гоголева, Бала Хабырыса, Кюннюка Урастырова, П. Тобурокова, алтайцев У. Б. Суркашевой, Э. Палкина, А. Эредеева, П. Кучияка, тувинцев А. Сюрюн-оола, С. Пюрбю, С. Сарыг-оола, Ю. Кюнзегеша, хакасов В. Кобякова, Н. Доможакова, М. Кильчичакова и др., он проследил, как из фольклорных форм постепенно появляются произведения уровня художественного стиля. В целом, в качестве удачного образца взаимного обогащения культур, живого примера расцвета не только содержания, но и формы, Н.Н. Тобуроков, закономерно, опирался на якутскую поэзию. Это можно оценить как направление науки, которое соответствует существующей действительности.

Во-вторых, Н.Н. Тобуроков – академик тюркологии, полностью выполняющий свое предназначение. Общаясь на тюркских языках Сибири, скрупулезно исследуя художественную литературу, анализируя уровень развития структуры и содержания поэзии, он проводит огромную научную работу. Он открыл перспективы развития сферы литературоведения, особенно для тюркского его направления, расширил границы своей научной школы, в первую очередь, подготовил исследователей тувинской, алтайской, хакасской поэзии. На этих языках, как семена, посеянные на плодородную землю, вечно будут взрастать ростки поэзии, свидетельствующие о смелости характера Николая Николаевича.

В-третьих, на научную деятельность Николая Николаевича оказал влияние его многосторонний талант, как певца и человека, обучавшегося музыке. Труды, которые мы рассматриваем, убеждают нас в том, что музыкальные способности помогли ему в экспериментальном исследовании стиха. Обучившись у известного тюрколога, монголиста, фонетиста В. М. Наделяева и овладев экспериментальными методами исследования, он оперативно определился с темой и поставил задачу перед собой – исследовать интонацию стихов, написанных на якутском, тувинском, хакасском, алтайском языках. Сегодня читаешь его труды и поражаешься той полноте, завершенности исследования не только текста стиха, но и качества звучания по требованиям метрики и поэтики. Хотя тогда я редактировал эти рукописи, но только сейчас я смог по достоинству оценить их значение. Со временем, когда все уплотняется, кажется, знание, интеллект поднимаются на более высокий уровень.

В-четвертых, Н. Н. Тобуроков впервые использовал экспериментальную методику в своей работе «Якутский стих». Тщательно проанализировал звучание голосов трех дикторов, силу, тембр голосов, длину волн, зафиксированных на киноленте (позже и на фотобумаге), во время чтения 6 тысяч слов в стихотворной форме. Чтение было записано на пневмоосцилографе.

Что же он получил путем таких подсчетов? В первую очередь, то, что содержательная полнота формы якутского стиха, его красивое звучание, завершенность структуры и ритмики являются результатом поэтического озарения. Таким образом, автор четко установил, что произведения устного народного творчества якутов имеют отточенный стиль, особую ритмику по закону звукового сингармонизма, слоговую группировку строфики. Эти качества якутского стиха, по мнению исследователя, удачно использовали в своих произведениях П. Ойунский, К. Урастыров, Элляй, Б. Хабырыс, И. Гоголев. Такой вывод Николай Николаевич сделал, взвесив все – качество 32 тысяч звуков (самое меньшее) из 18 тысяч слогов, и как было уже указано, исследовав более 6 тысяч слов (если в среднем одно слово состоит из трех слогов).

Исходя из этого и основываясь на эксперименте, Н. Н. Тобуроков установил, что в якутском стихе постепенно начинается использование ритмико-интонационного строя. Николай Николаевич подтверждает, что отличительной особенностью якутского стиха является то, что движение голосовых связок обеспечивает полноту значения целой строфы.

Такие выводы, как известно, позволили Н.Н. Тобурокову уточнить дальнейшие задачи, открыть дорогу для исследования структуры стиха в поэзии тюрков Сибири.

В-пятых, профессор Н.Н. Тобуроков доказывает, что при сравнительном исследовании алтайской, тувинской, хакасской поэзии с якутским стихом все определяется благотворным влиянием народного фольклора. Кроме этого приводит пример плодотворного влияния перевода русской поэзии на строение стиха. Но основная особенность поэзии любого народа – интонация. Выявляются ее отличия. Поэзия любого народа достигает определенных высот в разные периоды, в связи с этим бывает различным и внешнее влияние на внутреннюю суть.

Для того, чтобы продемонстрировать особое место в строении стиха места, где используется краткая пауза (по показаниям интограммы), Николай Николаевич проводит многочисленные измерения, расчеты. В результате выясняет, что краткая пауза предназначена для придания динамики стихотворной строфе. На строении алтайских, хакасских, тувинских стихов демонстрируется закон образования упорядоченной ритмики стиха, построенный на процентном соотношении краткой паузы и длительности звучащей строфы (с. 85-88).

А в выводах по интонации, рифме, строфике стиха Николой Николаевич в первую очередь руководствуется положением В. М. Жирмунского о том, что определяющим является силлабическое строение тюркского стиха. Такое удачное распределение в каждом произведении, по мнению Николая Николаевича, свидетельствует о глубоких корнях творческих стихотворных способностей народа: «В принципе возможности развития стихов разных национальностей не имеет пределов, и они тесно связаны со своеобразием национальной интонации» (с. 11-111). Николай Николаевич подтверждает, что ритмическая структура, краткая пауза, полновесная строфа схожи в языках Сибири. Последовательное использование ритма, интонации, фразового ударения способствует полному раскрытию содержания стиха. В заключение еще раз подчеркивается особое значение в создании стиха силлабической системы, используемой в настоящее время в родственных тюркских языках. По мнению академика Н.Н. Тобурокова, равномерные паузы, повышение и понижение голоса, его ослабление и интонация, в которой и заключается национальное своеобразие языка, - все это полно характеризует строение тюркского стиха.

Труды литературного критика, ученого и гражданина Н. Н. Тобурокова необходимо издать как полное собрание его сочинений, так как его работы будут востребованы многими поколениями исследователей. Особенно его фундаментальные труды по экспериментальным исследованиям.


Алексеев Иван Егорович, доктор филологических наук, профессор ИЯКН СВ РФ СВФУ им. М.К. Аммосова

Пер. С.П. Васильевой